Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Оскорбления в сети интернет наказание рб

Оскорбления в сети интернет наказание рб

Оскорбления в сети интернет наказание рб

Чем чревато оскорбление в Интернете и публикация чужих фото. Разбираемся вместе с работником прокуратуры


За одно опрометчивое действие в Сети можно попасть под административную и даже уголовную ответственность. Где грань, за которой начинается вторжение в чужую личную жизнь, и какое наказание за это может последовать, выясняла корреспондент агентства «Минск-Новости».

Жизнь минчанки в одночасье превратилась в ад: после тяжелого развода она с трехлетней дочкой осталась проживать в однушке, сособственниками которой являлись оба бывших супруга, ведь жилплощадь была приобретена в браке.

Чтобы насолить бывшей жене, мужчина заявлялся посреди ночи выпить чаю, посмотреть телевизор или просто справить нужду. При этом всячески провоцировал скандалы. А если женщина запирала дверь на ключ изнутри и не впускала его, вызывал наряд милиции.

При этом все происходящее провокатор запечатлевал на видео, а на протесты бывшей супруги отвечал: «Я снимаю не тебя, а обстановку своей квартиры».

В один из таких ночных визитов у несчастной сдали нервы: она кричала на бывшего мужа, пыталась вырвать из рук камеру.

Вскоре тот ушел, а на следующий день на его страничке в «ВКонтакте» появилось видео этой сцены с подписью: «Посмотрите, на какой конченой истеричке я был женат все эти годы». Запись просмотрели сотни пользователей. — Это был явный перебор с его стороны, ведь у нас остались общие знакомые, друзья, с которыми у меня хорошие отношения.

Да и внешний вид у меня в два часа ночи был не очень-то приглядный, на мне была надета лишь комбинация, — рассказывает женщина. — Я по-хорошему просила удалить видеозапись, но он лишь посмеялся надо мной.

Минчанка отправилась в ближайший отдел милиции и написала на бывшего мужа заявление.

После такой его выходки она настроена очень решительно, намеревается довести дело до суда и наказать провокатора по всей строгости закона. — Неприкосновенность личной жизни — нечто само собой подразумевающееся, своего рода моральный закон.

И появился он задолго до изобретения различных гаджетов, которые позволяют фиксировать чужие будни, — говорит помощник прокурора Партизанского района Елена Пономарёва. — Неприкосновенность частной жизни, а также внешность и образ человека являются его нематериальными благами. Раньше в гражданском праве БССР была статья, которая регламентировала и охраняла право на изображение.

Иными словами: нигде нельзя было напечатать снимок человека без его согласия.

Сейчас такой статьи нет, поэтому вопрос регулируется через нематериальные блага. — Статья 151 Гражданского кодекса предусматривает защиту этих благ различными законными способами, одним из которых является самозащита права. Например, к ней может относиться требование прекратить съемку, — продолжает Елена Юрьевна.

— Вторит этому и статья 28 Конституции, где значится, что каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на его честь и достоинство. Собеседница также ссылается на статью 18 Закона «Об информации, информатизации и защите информации», гласящей, что сбор, обработка, хранение информации о частной жизни физического лица и персональных данных, а также пользование ими, осуществляется с согласия этого человека, если иное не установлено законодательными актами Республики Беларусь.

Кроме того, статья 40 Закона «О средствах массовой информации» содержит некоторые ограничения по использованию изображений физлиц в СМИ. — Распространение в средствах массовой информации материалов, подготовленных с использованием аудио- и видеозаписи, кино-, видео- и фотосъемки гражданина без его согласия допускается только при принятии мер против возможной идентификации этого человека посторонними лицами. Или при условии, что распространение материалов не нарушает конституционных прав и свобод личности и необходимо для защиты общественных интересов, за исключением случаев их распространения по требованию органа уголовного преследования, суда в связи с производством предварительного расследования, судебным разбирательством, — поясняет работница прокуратуры.

Ограничения по использованию изображений содержит также Закон «О рекламе», не допускающий использование образов или высказываний граждан без их согласия или согласия их законных представителей (п.

9 ст. 10). Исключение составляет фотосъемка или видеозапись, производимая в местах, открытых для массового посещения, на массовых мероприятиях.

Что касается ответственности, то, согласно ч. 1 ст. 179 УК, незаконное распространение сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну другого лица, без его согласия, повлекшее причинение вреда правам, свободам и законным интересам потерпевшего, наказывается общественными работами, или штрафом, или даже арестом.

За размещение в Интернете информации, содержащей клевету, предусмотрена уголовная ответственность по ч. 1 ст. 188 УК, санкции которой предусматривают общественные работы, или штраф, или исправительные работы на срок до одного года, или арест на срок до трех месяцев, или ограничение свободы на срок до двух лет.

За оскорбление можно быть привлеченным по ст.

9.3 КоАП и заплатить штраф в размере до 20 базовых величин. К слову, им может быть признано размещенное в соцсетях сообщение, написанное в неприличной форме, умышленно унижающее честь и достоинство личности.

Административная и уголовная ответственность по этим статьям наступает с 16 лет. — Так, с иском в суд обратился милиционер, который не пропустил девушку в метро, сочтя ее нетрезвой. Ею оказалась минская блогерша.

Про этот инцидент она весьма эмоционально, с оскорблениями в адрес правоохранительных органов, написала в Интернете. При этом под текстом разместила снимок того самого милиционера, — приводит пример собеседница. — Суд признал блогершу виновной в оскорблении должностного лица при исполнении служебных обязанностей и наказал штрафом в 20 базовых величин.

По словам Е. Пономарёвой, нарушители зачастую даже не подозревают, что их действия противоправны.

Поэтому, размещая информацию на своей страничке в социальных сетях или комментируя чей-то пост, задумайтесь, не обидит ли это кого-то. Поделиться Читайте нас в Дзен

Виктория ДаревскаяВсе новости автораКолонка автора Читайте нас в Google NewsТОП-3 О МИНСКЕ 03.11.2020 Проезд открыт. Как организовано движение в районе перекрестка ул.

Короля и Сухой 03.11.2020 У метрополитеновцев Зеленолужская уже снискала название «линия-автомат». Оценили неординарное оформление новых станций 03.11.2020 Кто и как будет строить в Минске «умный город»

  1. соцсети
  2. ТЕГИ
  3. оскорбление
  4. прокуратура

«Не кормите тролля». Юрист об оскорблениях в интернете

Июл 27

  1. 27.07.2015

Что можно считать оскорблением в интернете?

Как зафиксировать факт клеветы в интернете? Может ли сетевой тролль доказать свою невиновность перед законом? , старший юрист «Степановский, Папакуль энд партнерс» отвечает на насущные вопросы.KYKY: Что такое троллинг с точки зрения белорусского права?

Можно ли за него наказать?Дарья Альперн-Катковская: Я бы сначала хотела кратко сказать, что такое оскорбление с точки зрения белорусского права, и чем оскорбление отличается, например, от клеветы или троллинга. По статье 9.3. КоАП, оскорбление – это умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме.

По статье 9.3. КоАП, оскорбление – это умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме.

Санкция за такое нарушение – штраф до 20 базовых величин.

В случае совершения подобного нарушения повторно в течение года (с момента предыдущего нарушения) – оно может быть признано уголовным преступлением и повлечь за собой наказание вплоть до ограничения свободы сроком на два года. Законодатель закладывал в эту логику следующее: если пресечь систематическое оскорбление административным воздействием невозможно, то могут быть применены меры уголовной ответственности.

Кроме того, уголовный кодекс выделяет и так называемый «квалифицирующий состав» – оскорбление, нанесенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации. За это сразу предусматривается уголовная ответственность без административной преюдиции. От оскорбления отличается клевета – распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений.В отличие от клеветы, оскорбление может содержать в себе некую правдивую информацию или подтекст, который соответствует действительности, важна форма – оскорбляющая, грубая, нецензурная, не соответствующая нормам морали.А вот клевета должна иметь два квалифицирующих признака – сведения должны быть ложными (если сведения не известны широкому кругу лиц, однако удастся доказать, что они правдивы, то привлекать за клевету нельзя), а также быть порочащими – то есть если некое лицо распространяет о вас сведения, хоть и не соответствующее действительности, но, например, показывающие вас в более выгодном свете, добавляющее положительные качества (хоть это могут быть измышления или ложь), то это не клевета.

Регулирование за клевету аналогичное – за первое нарушение предусматривается административная ответственность, за повторное в течение года – уголовная, и изначально – уголовная ответственность за клевету на публике.Иная информация, распространяемая о личности в интернете, если она не является клеветой или оскорблением, ответственности не влечет.

Хотя использование образов и высказываний людей без их согласия запрещено, например, в рекламе – может влечь запрет на использование такой информации, ответственность за ненадлежащую рекламу. Еще законодательством запрещается вмешательство в личную жизнь – если кто-то распространяет информацию о ком-то, полученную без спроса тайным путем (например, фотографии или переписку) – это также можно попробовать пресечь правовыми методами. Хотя в этом вопросе перерегулированная белорусская правовая система содержит крайне мало норм, и личность от посягательств на тайну личной жизни защищать сложно, даже в отличие от той же России, не говоря уже о нормах в этой сфере в Европе.Наконец, есть некий пласт информации, который может быть кому-то неприятен.

Он может распространяться, если в нем нет признаков перечисленных выше нарушений. Если «тролль» не оскорбляет и не распространяет клевету, а просто надоедливо пишет что-то в циничной форме, он не нарушает закон – лишь чье-то спокойствие.

Многие интернет-сервисы предлагают пользователям технические меры: можно писать жалобы в администрацию сайта, можно забанить лицо, которое распространяет неприятную вам информацию и просто с ней не сталкиваться, однако запретить высказывать и публиковать мнение достаточно сложно.

С точки зрения троллинга работает известная неюридическая мантра: «не кормите тролля».KYKY: Кто несет ответственность за оскорбления в комментариях? Руководство сайта или посетители?Д. А-К.: Если говорить об ответственности именно за оскорбление или клевету, то ее может нести только лицо, которое совершило данное нарушение, если возможно установить и доказать, что именно оно эти действия совершило.
А-К.: Если говорить об ответственности именно за оскорбление или клевету, то ее может нести только лицо, которое совершило данное нарушение, если возможно установить и доказать, что именно оно эти действия совершило.

Руководство сайта за клевету и оскорбление ответственности не несут. Хотя при этом большинство сайтов имеют правила пользования сайтом и размещения информации, и в случаях публикации оскорблений можно обращаться к администрации сайта с просьбой об удалении.

Что касается ответственности администрации сайта, то после вступления в силу новой редакции Закона «О СМИ», все не так однозначно.Действие Закона распространяется «на информационные ресурсы (их составные части), размещенные в глобальной компьютерной сети Интернет, посредством которых осуществляется распространение продукции средства массовой информации».

То есть и на форумы как составную часть, например. И значит, там нельзя распространять информацию, которую нельзя распространять в СМИ.

Каждый блогер, каждый комментатор должен подчиняться требованиям для СМИ. С точки зрения права отсутствие разницы между грузом ответственности СМИ и обычного простого лица – в корне неверно. И далее в Законе: «владелец информационного ресурса (его составной части), размещенного в глобальной компьютерной сети Интернет, обязан не допускать использование этого информационного ресурса (его составной части) для распространения информации, содержание которой противоречит требованиям настоящего Закона».

И далее в Законе:

«владелец информационного ресурса (его составной части), размещенного в глобальной компьютерной сети Интернет, обязан не допускать использование этого информационного ресурса (его составной части) для распространения информации, содержание которой противоречит требованиям настоящего Закона»

. В развитие этой скромной нормы министр информации Лилия Ананич в интервью высказывалась в том ключе, что сообщения форумов – это СМИ, и редакции несут за это ответственность.

Напрямую из Закона о СМИ, это, безусловно, не следует, и я как юрист уверена в этом. Но я не уверена, что практика не пойдет по пути именно расширительного толкования, смещающего правовой дисбаланс в пользу защиты интересов государства перед интересами личности, что также с точки зрения теории права – неверно.В итоге можно спрогнозировать, что сайты начнут заниматься цензурой в виде премодерации, пользователи – самоцензурой, и диалог СМИ-читатель или читатель-читатель от этого пострадает.

Да, наверняка будет меньше мусора и пустых комментариев, но такая политика всегда затрагивает и конструктивную часть обсуждений.

Пострадает то, что нельзя потрогать, измерять или искусственно насадить – плюрализм.KYKY: Как зафиксировать, что тебя оскорбили? Если человек отрицает, что именно он оскорблял, и говорит, например, что его аккаунт взломали? Или, допустим, он вышел в интернет через Тоr – его не найдут?Д.

А-К.: Это вопросы доказывания актуальны в том случае, если начался административный или уголовный процесс.

Самостоятельно же можно обратиться к нотариусу и получить так называемый «нотариально заверенный скриншот», в Беларуси это теперь тоже есть, хотя на практике еще немногие нотариусы совершают такое нотариальное действие.Оно представляет собой фиксацию нотариусом всего содержимого интернет-страницы по указанному адресу в указанный момент времени. В случае разбирательства может выступать как письменное доказательство. Что касается доказывания – кто совершил, при каких условиях, был ли аккаунт взломан – в большинстве случаев технические возможности позволяют установить, откуда, с использованием каких точек доступа, программ и оборудования был осуществлен доступ в интернет и на определенный сайт.В совокупности с другими доказательствами можно уже оценивать, кто непосредственно написал оскорбительную информацию – некто Иванов, его сосед по комнате, подобравший пароль, или же кот случайно по клавиатуре прошелся, оставив в адрес какого-то лица случайный набор оскорбляющих букв.KYKY: Хотелось бы получить мини-инструкцию «как не попасть в суд за «ссору» в комментариях».

Скажем, я нашел в интернете высказывание юриста, в котором говорится, что доказать все не так уж и просто. Для оскорбления необходимы: личность (физлицо), умысел, неприличная форма выражения, заявление лица, которое оскорбляют (в особых случаях может не требоваться заявление лица, например президента), свидетели оскорбления, лингвистическая экспертиза. При отсутствии хотя бы одной позиции, судья не сможет вынести решение и лицо будет считаться не оскорбленным.

Это правда?Д. А-К.: В целом, да, правда. Оскорбить можно только физическое лицо, и сделать это можно только умышленно, нельзя оскорбить по неосторожности – так как используя оскорбительные слова и выражения, человек делает это осознанно.

Неприличная форма выражения также является квалифицирующим признаком, хотя по практике белорусских судов в отношении, например, милиции (я скажу об этом чуть дальше) – по моему мнению, этого признака в действиях нарушителей не было.По поводу свидетелей – это скорее вытекает из того, что клевета и оскорбления – нарушения, которые можно совершить только публично.

То есть, сказав гадость лично на ушко кому-либо, вы его, вероятно, могли оскорбить, но состава правонарушения «оскорбление» в этом нет. А вот тут интересный момент – де-юре интернет не является «публичным местом», то есть напрямую ни из одного законодательного акта не следует.Тем не менее, практика привлечений по административным делам норму законодателя обогнало, и де-факто сообщение в открытом источнике в интернете признается публичным и влечет ответственность.Еще на практике сложности с доказательством могут быть в тех случаях, когда оскорбление было в интернете в закрытом форуме, в чате, в случаях, когда оно было удалено – необходимо доказать, что хоть кто-то, кроме оскорбленного, видел и читал эти сообщения.Что касается начала административного процесса, то статьи 9.2.

А вот тут интересный момент – де-юре интернет не является «публичным местом», то есть напрямую ни из одного законодательного акта не следует.Тем не менее, практика привлечений по административным делам норму законодателя обогнало, и де-факто сообщение в открытом источнике в интернете признается публичным и влечет ответственность.Еще на практике сложности с доказательством могут быть в тех случаях, когда оскорбление было в интернете в закрытом форуме, в чате, в случаях, когда оно было удалено – необходимо доказать, что хоть кто-то, кроме оскорбленного, видел и читал эти сообщения.Что касается начала административного процесса, то статьи 9.2. «Клевета» и 9.3. КоАП «Оскорбление» отнесены к статьям, влекущим административную ответственность по требованию потерпевшего либо его законного представителя.

Аналогично и с уголовной ответственностью – по требованию лица, пострадавшего от преступления.

Никто другой, кроме самого лица, не может знать и чувствовать, оскорбляет ли его какие-либо слова и выражения, клеветнические они или нет, наносят ли они вред его чести, достоинству, деловой репутации, равно как только само лицо может оценить и изложить глубину своих моральных переживаний и вреда в связи с этим.У многих людей, особенно скрывающимися за нереальными именами и никнеймами есть ощущение безнаказанности в интернете. Практика подтверждает, что так оно и есть: большинство интернет-пользователей не обращаются в правоохранительные органы по таким вопросам.Поэтому ответ на вопрос, как не попасть в неприятную ситуацию, «ругаясь в интернете» – быть корректными и не нарушать закон, не использовать грубых слов и выражений. Общаться так, как если бы вы говорили эти слова вслух вживую в присутствии других людей.В конце концов, интеллигентные циничные люди придумали такую штуку как сарказм.

Лучше упражняться в нем, чем скатываться до оскорблений и клеветы.KYKY: Насколько я понял, в праве понятие «личность» отождествляется исключительно с понятием физического лица и гражданина. Но ведь, например, юрлицо не является личностью. Значит компанию невозможно оскорбить, а, соответственно, и в суд за это попасть нельзя?Д.

А-К.: Да, именно оскорбить можно только человека.

С точки зрения права, человек обладает следующими нематериальными благами: честь, достоинство, личная тайна, деловая репутация.Юридическое лицо может обладать только деловой репутацией, ну, и охранять свою коммерческую, а не личную тайну. Деловой репутации может быть нанесен ущерб действиями и уничижительными высказываниями, не соответствующими действительности, которые могут негативно влиять на имидж компании.За такие высказывания, если они не содержат оскорблений непосредственно работников компании, нельзя привлечь за оскорбление или клевету, но это может стать предметом гражданско-правового разбирательства в суде от имени юридического лица о защите своей деловой репутации.

Так что оставляя отзывы о компаниях, также следует высказываться корректно, а излагаемые сведения должны иметь достоверный, правдивый характер.Компаниям тоже нужно спокойно реагировать на потребительские эмоциональные жалобы. В моей практике достаточно много работы по представлению интересов компаний в потребительских спорах в связи с отзывами потребителей, и я могу сказать, что лучшее для урегулирования таких споров – спокойствие и действительное намерение урегулировать спор.Я иногда цитирую клиентам любимое из интернета: «Да как у вас работают такие лживые менеджеры как Иванов А.П.?!

– Менеджер по продажам Иванов А.П. работает в нашей Компании с 9 до 18 с перерывом на обед с 13 до 14».KYKY: Кто и как отслеживает негативные комментарии?Д. А-К.: Я думаю, что многие люди отслеживают то, что пишут о них – набирают свое имя в гугле и проверяют.

Часто так делают потенциальные наниматели о кандидатах на должность, поэтому людям, активным в интернете, стоит знать о своем сетевом образе глазами и комментариями других пользователей. Я знаю, что врачи читают отзывы пациентов. И переживают. Я читаю комментарии под своими статьями, очень разные эмоции бывают.

Правда оскорблений или клеветы не помню, хотя среднестатистический белорусский комментатор – лицо, которое сложно назвать добрым.Судя по количеству громких дел, отслеживают комментарии о себе работники правоохранительных органов.

У них тяжелая работа в неблагоприятной среде и, возможно, от того – тонкая душевная организация.KYKY: Что можно считать оскорблением?

Что говорить можно, а что нельзя?

Ведь все довольно субъективно и индивидуально.Д. А-К.: Нецензурная брань, нелицеприятные характеристики о личности – во многих случаях это обсценная лексика и оскорбительные слова. Иногда требуется лингвистическая экспертиза.

Может быть сложно отличить высказанное мнение от нелицеприятного оценочного суждения. Хочу отдельно сказать о деле об Нарушитель: «Только за день до суда, то есть 8 июля, в материалах дела мы увидели заявления от людей, считавших себя потерпевшими.

Два заявления – от двух милиционеров (требовали привлечь меня по ст.

23.5.) и заявление от неизвестной мне женщины, по-моему, ее фамилия Иванчик. Она в своем заявлении тоже просила привлечь меня к ответственности за комментарий, оскорбляющий, по ее мнению, память мужа. Оскорбительным она посчитала слова «неподготовленные», «непрофессиональные» в адрес сотрудников милиции».

И далее:

«Сотрудники милиции показали, что «лично комментарий Карелина не читали, так как «нет времени читать то, что пишут в интернете»

, – цитирует их слова Андрей.

Они также заявили, что «о комментарии узнали от руководства, которое сообщило, что речь идет именно о нас, и предложило написать заявления о привлечении нас в качестве потерпевших». «В суде на вопросы адвоката, какие именно слова их оскорбили, ни один из них не смог дать точный ответ, сказали: «Не помню».

«В суде на вопросы адвоката, какие именно слова их оскорбили, ни один из них не смог дать точный ответ, сказали: «Не помню»

. Один из милиционеров неуверенно произнес:

«Кажется, он назвал нас жирными тварями… Точно не помню»

, – рассказывает Карелин. – Когда на следующий день судебное заседание продлилось, майор показал, что его оскорбило слово «вальяжный» в комментарии.

На мой вопрос: «А как вы понимаете значение слова «вальяжный»? – Он ответил:

«Это такой… которому на всех людей вообще наплевать… Наглый…»

.

Слово «вальяжный», согласно словарю Ожегова С.И., означает «чинный, благородный, солидный».

Но мою попытку объяснить это судья пресекла», – говорит Карелин.По моему мнению, ни слово «вальяжный», ни «непрофессиональный», ни «неподготовленные» не являются оскорбительными.

Теоретически в данном случае можно было только вести речь об иске о защите деловой репутации, но никак не о статье административного кодекса за оскорбление.

Но вот суд посчитал иначе, увы.KYKY: Какие аргументы «тролль» может привести в доказательство своей невиновности? И что ему грозит, если его все же признают виновным?Д.

А-К.: Если «троллю» вменяют оскорбление, и речь не идет о безусловных ругательствах, то я бы попробовала доказать, что распространяемая информация является оценочным суждением, не оскорбительна по своему лингвистическому значению, что в обществе такие слова и выражения или поведение признаются рамками морали, и что лишь тонкая душевная организация обиженного так воспринимает эту информацию.Вот, например, известное русское слово из трех букв обозначает название народности в Китае.

Если контекст позволяет (например, был эмоциональный разговор об индустриальном парке), то можно сказать, что это был разговор о предполагаемом этническом составе гостей минской области из Китая, и рассказать подробнее про народность.По клевете тоже может быть два направления доказывания, что «тролль» это просто «тролль», а не нарушитель – попытаться доказать, что рассматривая информация – правда, а не ложь, или что она не содержит негативной коннотации, не очерняет заявителя. Но это все общие рекомендации, в каждом конкретном случае нужно решать проблему по совокупности всех имеющихся доказательств, характера и существа выдвинутых претензий.За административные нарушения грозят штрафы до 20 базовых, по уголовным делам – все серьезнее, вплоть до ограничения свободы.KYKY: Насколько я могу судить, такие обвинения выдвигаются нечасто?

У ваших юристов есть статистика по этому поводу?Д. А-К.: По оскорблениям дел немного, согласна.

Многие из таких дел – достаточно публичны именно в силу новизны и редкости, а также в связи с тем, что связаны с известными в определенных кругах личностями.Из громких дел я могу выделить противостояние блогера Липковича и члена союза писателей Чергинца, дело блогерши Лены Стоговой, которая, можно сказать, оскорбила милиционера фактом фотосъемки, дело в Новополоцке о другом оскорблении милиционера на форумах «Тут.бай», еще одно административное дело, где милиционера оскорбил ролик о нем. Также было дело о старшекласснике, который ругался на учительницу в твиттере. По-моему, дело кончилось штрафом и исключением из школы.Из уголовных дел на ум приходит только дело Почобута, который оскорбил президента Лукашенко публикациями в «Газете выборчей».←

04.11.2020Курсы валют НБРБ: 2.6563 3.0983 3.3211

 Поиск — КатегорииПоиск — КонтактыПоиск — КонтентПоиск — Ленты новостейПоиск — МеткиSP Page Builder — Search Социум

#законодательство, #Яндекс.Новости, #суд, #интернет, #новости витебской области, #Витебская область

Как известно, слово не только лечит, но и калечит, а еще способно испортить деловую репутацию.

Если вас оскорбили в интернете, ситуацию легче держать под контролем, ведь в памяти всемирной паутины хранятся все необходимые доказательства. Проучить обидчика поможет судебная лингвистическая экспертиза.

Каким образом она проводится и за каждое ли обидное слово можно привлечь нахала к ответственности?

Об этом корреспонденту vitvesti.by рассказала эксперт управления технических экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Витебской области Юлия Путырская-Яблочко. Около года назад в отношении 35-летнего рабочего одного из предприятий Витебска было возбуждено уголовное дело за оскорбление руководства облисполкома и горисполкома во «ВКонтакте». Мужчина оставил комментарий в популярном паблике под постом о строительстве в областном центре ледовой площадки и бассейна.

Несмотря на то, что это было сделано под вымышленным именем, милиционерам удалось в короткие сроки установить личность подозреваемого. До трех лет ограничения свободы грозит и витебскому видеоблогеру, который недавно под своим сюжетом на канале в YouTube унизительно высказался в адрес инспектора отдела охраны правопорядка. Еще одному жителю культурной столицы нецензурная брань с переходом на личности обошлась почти в 7 тысяч рублей.

Именно такой штраф назначили обвиняемому за публичное поругание достоинства судьи с фейкового аккаунта в социальной сети.

В Кодексе об административных правонарушениях и Уголовном Кодексе РБ оскорбление трактуется как умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме.

Для того чтобы привлечь обидчика к ответственности необходимо зафиксировать факт оскорбления, например, сделать скриншот сообщения, и обратиться с заявлением в правоохранительные органы, которые при необходимости назначат проведение судебной лингвистической экспертизы. «При проведении исследования эксперт-лингвист анализирует инициирующую публикацию и всю переписку, а не отдельно выхваченную фразу, содержащую с точки зрения потерпевшего оскорбление. Эксперты никогда не возьмутся рассматривать вырванные из контекста фразы.

Зачастую нецензурные слова являются реакцией на предыдущую провоцирующую реплику или используются для связки слов в предложении», – говорит Юлия Путырская-Яблочко. В зависимости от ситуации можно обоснованно потребовать привлечь оппонента к ответственности, если тот обозвал вас тюленем из-за лишнего веса, клоуном за манеру ярко одеваться либо «ставит диагнозы»: дебил, имбецил, олигофрен.

Предметом судебной лингвистической экспертизы могут стать не только комментарии и сообщения из личной переписки, но и видеоролики, поликодовые тексты: карикатуры, демотиваторы, мемы и гифки.

Лингвистическая экспертиза проводится в управлении Государственного комитета судебных экспертиз по Витебской области с июля 2018 года. «Во избежание субъективности экспертизу проводят как минимум два специалиста.

Наша главная задача – определить, имеется ли в высказывании негативная оценка лица или представителя власти и какова форма ее речевого выражения», – поясняет Юлия Путырская-Яблочко.

Чтобы ответить на поставленные вопросы, белорусские эксперты используют собственный реестр методик и словари, среди которых толковые словари современного русского литературного языка и словари субстандартной лексики.

Несмотря на кажущуюся анонимность и вседозволенность в интернете, для многих сквернословие часто заканчивается действительно печальным образом, поэтому каждый пользователь должен думать о возможных последствиях неверно выбранного слова.

Законодательство предусматривает за оскорбление как административную, так и уголовную ответственность.

Если ситуация произошла в личной переписке, нарушителя, согласно статье 9.3 Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь, ждет штраф в размере до 20 базовых величин.

Публичные конфликты попадают под действие Уголовного Кодекса Республики Беларусь. Виновному грозит штраф, или исправительные работы сроком до 2 лет, или арест, или ограничение свободы сроком до 3 лет.

Фото Александры Ходюковой. При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ | 1562 Чужих детей не бывает: следователи посетили Сенненскую школу-интернат | 2610 Реконструкция моста через Западную Двину в Полоцке вступила в завершающую стадию | 1230 Занимаются ли жители Витебска саморазвитием? | 698 Встреча-беседа с многодетными, приемными и творческими матерями-педагогами прошла в витебской гимназии №5 | 1481 Кроссбукинг по-деревенски, или Репортаж из салона библиобуса 1054 В районе Полоцкого рынка в Витебске установят 2 газетных киоска ПОПУЛЯРНОЕ ИЗ СОЦИУМА 19120 | 15247 | 12302 6968 | 6761 VITVESTI.BY РЕКОМЕНДУЕТ В Витебске прошла итоговая диалоговая площадка по обсуждению предложений по поправкам в Конституцию Николай Шерстнёв согласовал назначения председателя правления Витебского областного потребительского общества и директоров предприятий Новую плиту с 41 фамилией воинов, погибших при освобождении Дубровенского района, открыли на мемориальном комплексе «Рыленки» В Витебском государственном политехническом профессиональном лицее открылось студенческое «Кафе 16» Николай Шерстнёв: «Планы провокаторов по дестабилизации общественно-политической ситуации в регионе обречены на провал» При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.

Свидетельство о гос.регистрации СМИ №18 от 20 сентября 2020 года

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ © Областная газета «Витебские вести», 2020. Адрес редакции : ул. Гоголя, 17, Витебск, 210015. E-Mail :

Генпрокуратура: публичные клевета и оскорбления в интернете преследуются по закону

29 июня, Минск /Корр.

БЕЛТА/. Публичные клевета и оскорбления в интернете преследуются по закону, заявил журналистам исполняющий обязанности начальника отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Генеральной прокуратуры Павел Елисеев, передает корреспондент БЕЛТА.»Публичные клевета, оскорбления в сети интернет не только неприемлемы, но и преследуются по закону. За подобные действия может наступать уголовная, административная и гражданско-правовая ответственность», — рассказал Павел Елисеев.По его словам, в последнее время значительно возросло количество обращений в органы внутренних дел, непосредственно в МВД. Граждане жалуются на поступающую в их адрес некорректную критику, публичную травлю, оскорбления и угрозы, размещаемые на различных интернет-ресурсах, в том числе в социальных сетях и мессенджерах, за выражение своей позиции по различным вопросам общественно-политической жизни страны.

«Очевидно, что сложившаяся ситуация стала возможной вследствие ошибочного восприятия интернета как территории вседозволенности, а анонимного формата общения — как гарантии безнаказанности за определенные неблаговидные действия»

, — отметил и.о. начальника отдела.Павел Елисеев подчеркнул, что свобода мнений, убеждений и их свободное выражение закреплены Конституцией и гарантированы государством.

«В стране проходит избирательная кампания по выборам Президента, в рамках которой каждое лицо, достигшее 18 лет, вправе реализовать свое основополагающее гражданское право — избирать и быть избранным. Генеральная прокуратура всегда исходила и исходит из того, что граждане независимо от их политических убеждений и пристрастий имеют равные права на публичное выражение своего мнения, своей позиции. В период избирательных кампаний полемика и обмен мнениями могут достигать особого накала.

Но это нормальный процесс для любого демократического государства.

Однако сопутствующее условие такой свободы — прежде всего соблюдение элементарной культуры общения, когда дискуссия или обмен мнениями не переходят границ приличия либо закона», — сказал он.Распространение заведомо ложных, порочащих другое лицо сведений (клевета) в СМИ, интернете, иной сети электросвязи либо клевета, содержащая обвинение в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, наказываются помимо штрафа арестом или ограничением свободы сроком до 3 лет.

Аналогичные санкции предусмотрены за умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме (оскорбление), посредством также распространения таких сведений в СМИ и интернете. Размещение на электронных ресурсах угроз причинения вреда жизни и здоровью граждан или их имуществу также влечет уголовное преследование, поскольку посягает на основополагающие права граждан — жизнь, здоровье и неприкосновенность личной собственности. Подобные действия предусматривают максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 2 лет.

«Генеральная прокуратура призывает обдуманно и взвешенно подходить к реализации своего права на свободное выражение мнения, не допускать действий, нарушающих права других граждан независимо от политических убеждений, социальной и профессиональной принадлежности, — добавил Павел Елисеев.

— Рассмотрение органами внутренних дел обращений и жалоб граждан по такой тематике находится на особом контроле Генеральной прокуратуры.

При подтверждении фактов нарушения закона будут приниматься меры реагирования, а виновные лица — привлекаться к ответственности, установленной законом.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+