Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Отличительные признаки позитивизма в криминологии

Отличительные признаки позитивизма в криминологии

Исторический обзор криминологических идей


Проблемы преступности, причин и условий ее развития, характеристика, личности преступника и эффективность защиты от преступной личности привлекали к себе внимание философов, социологов, юристов, политиков, писателей еще в древности. Наибольший интерес в рассматриваемом нами аспекте представляют идеи Платона и Аристотеля. Платон интересовался причинами преступлений и анализировал их мотивы. Он отстаивал принцип индивидуализации наказания, которое, по его мысли, должно соответствовать характеру содеянного, побуждениям виновного, учитывать проявления коварства, жестокости.

Платон большое внимание уделял законотворческому процессу, отмечал необходимость учитывать человеческое несовершенство, стремиться предупредить преступление, добиваться того, чтобы в результате наказания человек становился лучше.

Он считал, что наказание должно быть индивидуальным, т.е. не должно распространяться на потомков преступника.

Говорил о возмещении причиненных потерпевшему вреда и убытков. Аристотель в своих трудах особое значение придавал равенству всех полноправных граждан перед законом.

Он подчеркивал предупредительную роль наказания, так как полагал, что люди воздерживаются от дурных поступков не из высоких побуждений, а из страха наказания. По его мнению, чем значительнее были выгода и удовольствие, полученные в результате совершения преступления, тем более суровым должно быть наказание. Он был убежден в том, что преступник становится испорченным по своей воле, но дух его должен господствовать над телом, а разум над инстинктом, как хозяин над рабом.

При назначении наказания считал важным учитывать обстоятельства совершения преступления и не наказывать за преступления не только прирожденных, но и случайных преступников, а также преступников по страсти, воспринимал идеи о влиянии на преступность не только биологических, но и иных, в том числе и социальных факторов. Фактически его теория трансформировалась в биосоциальную. Заметное влияние в отечественной криминологии оказали идеи 3.

Фрейда о роли бессознательного в мотивации и регуляции поведения. Криминология как наука сформировалась во второй половине XVIII в., однако идеи криминологического осмысления проблемы преступности возникли задолго до того, как сформировалась самостоятельная наука.

Возникновение криминологии как науки, в то время еще не получившей своего названия, связывается с классической школой уголовного права.

В развитии криминологии можно выделить три периода: Первый период – классический (вторая половина XVIII в. до последней трети XIX в.). Второй период – позитивистский (последняя треть XIX в.

по 20-е гг. XX в.). Третий период – современный или плюралистический (с 30 годов XX в.

по настоящее время). В классический период наука от господствовавшей теологической трактовки греховности преступления переходит к рациональному, чисто теоретическому объяснению преступного поведения.

Разрабатываются гуманные подходы к преступникам и мерам уголовного наказания, а также к деятельности государственных карательных органов.

Идеи классического периода криминологической науки, представленные в трудах философов-просветителей, собрал воедино итальянский ученый-юрист Чезаре Беккариа (1738–1794), опубликовавший в 1764 г. свою книгу «О преступлениях и наказаниях), в которой он рассматривает вопросы, связанные с происхождением и правом на наказание, соразмерностью преступления и наказания, применением пыток, незамедлительностью наказания, смертной казнью и др.

Всего в книге Ч. Беккариа содержится 46 параграфов. На основании анализа философских работ своих предшественников Ч. Беккариа предлагает определенные правовые принципы: лучше предупреждать преступления, чем наказывать; чем скорее следует наказание за преступлением, чем ближе к нему, тем оно справедливее, тем оно полезнее.

Классическая криминологическая школа базируется не только на работах юристов, но в большей степени ее фундамент составили идеи философов. Наряду с работой Ч. Беккариа классическое направление в криминологии формировалось под воздействием трудов Говарда, Бентама, Фейербаха, Канта, Гегеля.

Идеи классической школы криминологии являются основой системы воздействия на преступность. Родоначальником позитивизма в криминологии считается Чезаре Ломброзо (1835–1909), опубликовавший в Италии в 1876 г. свою работу «Преступный человек» Будучи тюремным врачом, в г. Турине, он обследовал значительное число заключенных, прибегая к антропологическим методам измерения и описания их внешности.
Турине, он обследовал значительное число заключенных, прибегая к антропологическим методам измерения и описания их внешности. Наблюдения привели его к выводу, что типичный преступник может быть распознан по определенным физическим признакам: скошенный лоб, удлиненные или неразвитые мочки ушей, складки лица, чрезмерная волнистость волос или облысение, чрезмерная или притупленная чувствительность к боли и др.

Он разработал классификацию преступников, оказавшую и продолжающую оказывать влияние на последующие попытки криминологов систематизировать преступников по группам: прирожденные преступники, душевнобольные преступники, преступники по страсти, к которым он относил и «политических маньяков», случайные преступники. Позитивизм в криминологии дал развитие двум направлениям в криминологии – биологическое (антропологическое) и социологическое.

Биологическое (антропологическое)– направление в криминологии, основоположником которого является Ч. Ломброзо. Проведенные им исследования личности, организма лиц, совершивших преступления, привели к формированию так на­зываемой теории прирожденного преступника.

Основные идеи этой теории сводились к следующим положениям: преступником, явля­ющимся особым природным типом, не становятся, а рождаются; причина преступности заложена не в обществе, а в самом преступ­нике; для врожденного преступника характерны особые физиоло­гические, психологические и даже анатомические свойства. Пос­ледние при этом различаются в зависимости от преступной направ­ленности личности на совершение убийств, изнасилований, посягательств на собственность.

Подобные взгляды приводили к выводам о необходимости внесудебных процедур выявления и изо­ляции прирожденных преступников.

Несмотря на научную несостоятельность данных положений, под­твержденную многочисленными исследованиями, вряд ли следует оце­нивать их только негативно.

Ломброзо и его последователи впервые уделили особое внимание личности преступников, разработке антро­пологического метода их идентификации.

Далее теория прирож­денного преступника постепенно трансформировалась в биосоциаль­ную, что наглядно проявилось в трудах последователей Ч.

Ломброзо. Широкое распространение получила теория кли­нической криминологии (опасного состояния личности), объясня­ющая преступность внутренне присущей отдельным индивидам склонностью к преступлениям. Такие склонности, по мнению фран­цузского ученого Пинателя, определяются с помощью особых тес­тов, а также анализа профессии, образа жизни, поведения личнос­ти.

Коррекция поведения потенциальных или реальных преступников может осуществ­ляться с использованием электрошока, хирургии, стерилизации, кастрации, медикаментозного воздействия. Представители теории конституционного предрасположения к преступлению (Кречмер, Шелдон, супруги Глюк и др.) связывали совершение преступлений с работой желез внутренней секреции, влияющей как на внешность (физическую конституцию), так и на психику человека. В качестве мер борьбы с преступностью они предлагали, наряду с применением химических препаратов, помещение потенциаль­ных преступников в специальные лагеря для привития умений и навыков общественно полезного поведения.

Близки к идеям Ломброзо оказались и концепции умственной отсталости преступников (Годдард), их наследственной предраспо­ложенности (Кинберг, Лонге и др.). В основе этих концепций ле­жали исследования поведения нескольких поколений близких род­ственников; идентичных и неидентичных близнецов; влияния на поведение лишних мужских хромосом. Вместе с тем вряд ли правильно абсолютное игнорирование био­логических, а точнее биосоциальных, концепций преступности.

Многие из них дают интересный материал для современных кри­минологов, рассматривающих человека как единство биологи­ческого и социального, а формирование личности преступника как результат влияния социальных факторов (причин поведения) на биологическую структуру, выступающую лишь определенной пред­посылкой (условиями) последующего поведения. Социологическое направление началось с уголовно-социологической школы О. Конта, Ф. Листа, Э. Ферри, Фойницкого и Позднышева.

Они выдвигали идеи социальной обусловленности преступного поведения. Почти одновременно с биологическим направлением возникла социологическая школа криминологии, основоположником которой является Кетле со своей теорией факторов. Эта теория основана на обобщении результатов статистическо­го анализа преступности, социальных характеристик личности пре­ступника, других признаков преступлений.

Ее основной постулат, сформулированный Кетле, заключается в том, что преступность, как продукт общества, подчиняется определенным статистически фиксируемым закономерностям, а ее изменение зависит от действия разнообразных факторов: социальных (безработица, уровень цен, обеспеченность жильем, войны, экономические кризисы, потреб­ление алкоголя и т.п.); индивидуальных (пол, возраст, раса, психо­физические аномалии); физических (географическая среда, климат, время года и т.п.).

Последователи Кетле расширили (до 170–200) количество фак­торов, вли-яющих на преступность, включив в их число урбаниза­цию, индустриализацию, массовую фрустрацию, этнопсихологичес­кую несовместимость и многое др. Теория множественности факторов расширила и углубила представление о причинном комплексе преступности и тем са­мым обогатила криминологию.
Теория множественности факторов расширила и углубила представление о причинном комплексе преступности и тем са­мым обогатила криминологию. Недостаток ее в отсутствии чет­ких представлений о степени значимости тех или иных факто­ров, критериях их отнесения к причинам или условиям преступ­ности.

Основоположник теории социальной дезорганизации французс­кий ученый Дюркгейм рассматривал преступность не только как закономерное социально обусловленное, но даже в известном смыс­ле нормальное и полезное явление в обществе. В рамках этой тео­рии разработано понятие аномии — безнормативности, т.е. состо­яния дезорганизации личности, ее конфликта с нормами поведе­ния, что и приводит к совершению преступлений.

Известным развитием этих концепций является теория конф­ликта культур, исходящая из того, что преступное поведение яв­ляется следствием конфликтов, определяемых различием миро­воззрения, привычек, стереотипов поведения индивидов и соци­альных групп. Теория стигматизации, основателем которой явился Тадненбаум, предполагает, что человек часто становится преступником не потому, что он нарушает закон, а в силу процесса стигматизации — присвоения ему властями этого статуса, его своеобразного нрав­ственно-правового «клеймения». В результате человек отторгается от общества, превращается в изгоя, для которого преступное пове­дение становится привычным.

Американский ученый Сатерленд в начале XX в.

разработал те­орию дифференциальной ассоциации, в основе которой лежит поло­жение о том, что преступность является результатом обучения лич­ности противоправному поведению в социальных микрогруппах (в семье, на улице, в профсоюзах и т.п.). Широким социологическим подходом отличаются виктимологические теории, в которых криминологическая проблематика дополнена учением о жертвах преступлений, поведение которых может стимулировать, провоцировать криминальную активность преступников, облегчать достижение преступных результатов. Эти идеи положены в основу разработки и использования в прак­тике так называемой виктимологической профилактики преступ­лений.

Исследования, проводимые в рам­ках социологической школы, охватывают широкий комплекс со­циальных отношений и дают весьма полезные для практического использования в деле борьбы с преступностью рекомендации.

К та­ким положениям можно отнести предложение о необходимости це­ленаправленного воздействия на криминальные субкультуры и их носителей, являющегося важным условием коррекции взглядов, установок, поведения правонарушителей; об экономии репрессии, отказе от карательных мер стигматизации преступников; о воспре­пятствовании обмену криминальным опытом; о снижении виктимности потенциальных жертв преступлений.

К недостаткам социологических концепций можно отнести эк­лектичность ряда положений, невыделение в системе криминоло­гических факторов наиболее значимых детерминантов и т.п. 

Рекомендуем прочесть:  Стоянка у реки или озера

Текст книги «Криминология»

§ 3.

Позитивизм в криминологии. Туринская школа1. Родоначальником позитивизма в криминологии считается Чезаре Ломброзо (Lombroso, 1835–1909), профессор университетов в Павии (с 1862) и Турине (с 1896), опубликовавший в Италии в 1876 г. работу «Преступный человек» на основании проведенного им изучения значительного числа заключенных в Турине с применением антропологических методов измерения и описания их внешности.

Наблюдения привели его к выводу о том, что типичный преступник может быть распознан по определенным физическим признакам: скошенный лоб, удлиненные или неразвитые мочки ушей, складки лица, чрезмерная волосистость или облысение, чрезмерная или притупленная чувствительность к боли и др. Он разработал классификацию преступников, оказавшую и продолжающую оказывать влияние на последующие попытки криминологов систематизировать преступников по группам.

Классификация Ломброзо включала такие группы: 1) прирожденные преступники; 2) душевнобольные преступники; 3) преступники по страсти, к которым он относил и «политических маньяков»; 4) случайные преступники. Ссылаясь на свои исследования, Ломброзо полагал, что приблизительно по одной трети приходится на заключенных, обладающих атавистическими чертами, на пограничный биологический вид и на случайных правонарушителей, от которых не следует ожидать рецидива.

Привлек к себе внимание прежде всего тезис Ломброзо о существовании анатомического типа прирожденного преступника, т.

е. человека, преступность которого предопределяется его определенной низшей физической организацией атавизма или дегенерации. Однако последовавшие тщательные обследования преступников, в том числе в России, не подтвердили его выводов.

Так, патологоанатом Д. Н. Зернов на основании специально проведенных проверочных исследований пришел к убеждению, что «прирожденного преступника» не существует, что квалифицированными изысканиями в области анатомии не удалось подтвердить его бытие. Зернов отмечал, что среди преступников встречаются люди с признаками дегенерации точно так же, как и среди непреступных людей. Численность их, вероятно, одинакова среди как преступников, так и непреступников, поэтому и средние числа получаются одинаковые.53 Зернов Д.

Критический очерк анатомических оснований криминологической теории Ломброзо. М., 1901. С. 52. Нельзя отрицать вклад Ломброзо в развитие криминологии. Именно он начал исследования фактического материала, поставил вопрос о личности преступника и о причинности преступного поведения,54 Фокс В.

Введение в криминологию. М., 1980. С. 52–55. трактуя ее как цепь взаимосвязанных причин.55 Там же.

С. 53. 2. В более поздних работах Ломброзо модифицировал свою теорию, произвел анализ большого числа факторов, влияющих на преступное поведение. Так, в основательном сочинении «Преступление»56 Ломброзо Ч. Преступление. СПб., 1900. он рассматривает зависимость численности преступлений от метеорологических, климатических, этнических, культурологических, демографических, экономических, воспитательных, наследственных, семейных и профессиональных влияний.
Преступление. СПб., 1900. он рассматривает зависимость численности преступлений от метеорологических, климатических, этнических, культурологических, демографических, экономических, воспитательных, наследственных, семейных и профессиональных влияний.

В этой работе не придается чрезмерного значения наследственности, она упоминается лишь в конце длинного списка факторов преступного поведения. О ее роли автор пишет довольно туманно: «…тип развития организма неизменно передается по наследственности. Сами дети принимают довольно значительное участие в проявлении наследственности».57 Там же.

С. 119. Утверждения о наследственном предрасположении к преступлению можно встретить и в современных работах.

Но по мере развития криминологии авторы, занимающиеся проблемой наследственности, считают своим долгом разъяснять опосредованный механизм ее влияния на нарушение человеком закона. Собственно склонность к правонарушению не является наследственной. Да этого и быть не может, поскольку сами законы не постоянны, и их введение во многом зависит от воли законодателей.

Однако тип темперамента, половозрастные характеристики, другие биопсихологические особенности, включая аномалии, безусловно, проявляются в человеческом поведении.

Во взаимодействии с внешней средой, общественным окружением они обусловливают человеческое поведение и при определенных обстоятельствах могут стать одной из предпосылок преступления. Таким образом, биологическим путем могут наследоваться лишь отдаленные предпосылки преступного поведения. Немецкий психиатр Э. Кречмер (1888–1964) и его американские последователи из числа криминологов констатировали связь между типом строения тела и характером человека.

В конечном итоге, по мнению этих специалистов, данная связь может проявиться и в совершении преступления определенного вида. Такой подход получил наименование теории конституционального предрасположения. Кроме того, возникли также теории эндокринного и хромосомного предрасположения.

Согласно первой теории эмоциональная неустойчивость, отмечаемая у части преступников как движущая сила их преступной активности, объясняется нарушением деятельности желез внутренней секреции; вторая теория связывает проявившуюся в отдельных преступлениях сверхагрессивность с наличием в генетическом наборе у преступника лишней мужской Y-хромосомы. 3. Биологическое объяснение преступного поведения сегодня непопулярно. Исследование факторов, лишь отдаленно, опосредованно влияющих на уголовные правонарушения, малопродуктивно в части обоснования мер, направленных против преступности.

Еще при жизни Ломброзо высказанные им теоретические положения были уточнены и дополнены его учениками Энрико Ферри и Рафаэлем Гарофало, которые отрицали учение классической школы о свободной воле. Ферри, в частности, предлагал придать институту наказания чисто оборонительный или предохранительный характер.
Ферри, в частности, предлагал придать институту наказания чисто оборонительный или предохранительный характер.

Он рекомендовал рассматривать в идеале преступность как болезнь, а карательную систему – как клинику.58 Ферри Э. Уголовная социология. СПб., 1900. С. 50. И Ферри, и Гарофало известное значение придавали биологической обусловленности преступления.

Вместе с тем Ферри достаточно фундаментально охарактеризовал влияние на преступное поведение социальных, экономических и политических факторов, а Гарофало углубился в его психологическое объяснение. Так была заложена основа для последовавших соответственно социологических и психологических разработок.

Влияние туринской школы на некоторых исследователей следующих поколений криминологов сказалось, в частности, в отрицании принципа моральной ответственности преступника и в отказе понимать наказание как возмездие.

§ 4. Марбургская неоклассическая школаПоложения немецкой неоклассической школы уголовного права и криминологии были сформулированы Францем фон Листом (F. Liszt) в прочитанной им в Марбургском университете лекции «Идея цели в уголовном праве» (1882),59 Liszt F., von. 1) Der Zweckgedanke im Strafrecht (1882) // Strafrechtliche Aufsätze und Vorträge.

Bd. 1. Berlin, 1905. S. 126–179; 2) Kriminalpolitische Aufgaben (1889–1892) // Strafrechtliche Aufsätze und Vorträge. Bd. 1. Berlin, 1905. S. 290–467; 3) Über den Einfluss der soziologischen und antropologischen Forschungen aug die Grundbegriffe des Strafrechts (1893) // Bd. 2. Berlin, 1905. S. 230–250. развиты им и его последователями в так называемой Марбургской программе и других трудах.60 См.: Göppinger Н.

Kriminologie. 4 Aufl. München, 1980. S. 25. Фон Лист (1851–1919) родился в Вене в семье генерал-прокурора Австрии, был наиболее эрудированным из юристов своего времени, обладал разносторонними научными интересами, снискав себе наибольшую известность в области уголовного права и криминологии.61 Иншаков С. М. Зарубежная криминология. М., 1997.

С. 89–90. Фон Лист выдвинул концепцию собирательной уголовно-правовой науки, включающую в себя наряду с юридической догматикой криминальную антропологию, криминальную психологию и криминальную статистику.62 Göppinger Н.

Kriminologie. S. 25. Объясняя преступное поведение, он подчеркивал значение, с одной стороны, внутренней предрасположенности человека, с другой стороны – влияние на человека его окружения. Согласно его высказыванию

«преступление есть продукт самобытности виновного на момент преступления и окружающих его в этот момент отношений»

.63 Цит. по: Göppinger Н. Kriminologie.

S. 26. Таким образом, этот ученый предпринял попытку примирить в криминологии высказывания антропологического и социологического направлений.64 KürzingerJ.

Kriminologie. 2 Aufl. Stuttgart, 1996. S. 28–29. Наряду с объяснением преступного поведения фон Лист развивает идеи уголовной политики, которая, по его мнению, должна обеспечивать то, чтобы виды и меры наказания определялись сообразно особенностям преступника.65 Цит. по: Иншаков С. М. Зарубежная криминология.

С. 90–91. Целями наказания, по фон Листу, являются предупреждение преступлений, включающее в себя устрашение, исправление и обезвреживание. А средствами предупреждения служат: 1) классификация преступников и научное обоснование целесообразных мер воздействия на разные криминальные типы, 2) разработка системы карательных мер, механизма постоянного анализа их эффективности и коррекции; 3) подготовка судей и служащих учреждений, исполняющих наказание, с тем, чтобы первые могли назначать соответствующие наказания, а вторые надлежаще обеспечивать режим их отбывания.66 См.: Лист Ф. Наказание и его цели. СПб., 1895.

С. 60. Фон Лист подчеркивал необходимость социологических и антропологических исследований преступлений, их причин и средств противодействия им.

Предложенная фон Листом классификация лиц, совершающих преступления, включает группы случайных и постоянных преступников. Среди постоянных преступников он различает способных к исправлению, неисправимых, прирожденных.67 См.: Там же.

С. 74–75. Приведем здесь некоторые наиболее характерные положения, отстаиваемые фон Листом.

Он был противником кратковременного лишения свободы и рекомендовал отдавать предпочтение вместо данного вида наказания условному осуждению, штрафу и поручительству. Являлся сторонником неопределенных приговоров, устанавливающих лишь минимум и максимум наказания.

Решение о дате освобождения, полагал он, должно приниматься специальным учреждением. Этим автором разработана концепция принудительного воспитания молодых преступников (до 21 года). Воспитательные меры предлагались им различные: от передачи в добропорядочную семью (мера для правонарушительниц женского пола) до помещения в специальное учреждение с достаточно строгим режимом.

Он полагал, что при обеспечении строгой изоляции опасных преступников излишней оказывается смертная казнь. Вместе с тем фон Лист не исключал применения телесных наказаний, в частности, в виде альтернативы краткосрочному лишению свободы и дисциплинарной меры по отношению к неисправимым преступникам.68 См.: Иншаков С.

М. Зарубежная криминология. С. 92–94. В своих поздних работах фон Лист признает бессилие современного ему уголовного права против преступности.69 Listz F., von.

Kriminalpolitische Aufgabe // Zeitschrift für die gesamte Strafrechtswissenschaft, 1899, N IX.

S. 482. Он предлагает активно использовать в противодействии ей генетические и социальные меры. Ему принадлежит и такое чреватое злоупотреблениями со стороны государства высказывание: «Уменьшая число лиц, обремененных плохою наследственностью, государство будет укрощать, делать ручным зверя, гнездящегося в человеке.70 Цит.
Ему принадлежит и такое чреватое злоупотреблениями со стороны государства высказывание: «Уменьшая число лиц, обремененных плохою наследственностью, государство будет укрощать, делать ручным зверя, гнездящегося в человеке.70 Цит.

по: Иншаков С. М. Зарубежная криминология. С. 94–95. Фон Лист основал журнал общей уголовно-правовой науки (Zeitschrift für die gesamte Strafrechtswissenschaft) и совместно с А.

Принсом и Г. А. фон Хамелем – Международное криминалистическое объединение (Internationale Kriminalistische Vereinigung – IKV).

И то и другое сыграло важную роль в развитии европейской криминологической мысли. Разработанные Францем фон Листом научные положения оказали заметное воздействие на развитие германской криминологии (антропологическое направление – до окончания Второй мировой войны, социологическое – по настоящее время), а также уголовной политики в целом, которая пошла путем тщательной дифференциации уголовного наказания, назначения неопределенных приговоров, отмены смертной казни, широкого использования мер, альтернативных лишению свободы и др.

Рекомендуем прочесть:  Проверить птс по номеру и серии

§ 5. Теория социальной дезорганизации1. Теория социальной дезорганизации дает объяснение преступности на социальном уровне, ставит в зависимость психологию преступника от процессов функционирования общества в целом.

Пожалуй, эта теория оказала наиболее значительное влияние на развитие в XX столетии мировой криминологии.

В ней, в частности, удачно сочетается абстрактная концепция с исследованием конкретного материала.

Основоположником теории социальной дезорганизации является французский социолог Эмиль Дюркгейм (1858–1917); его идеи были развиты и дополнены американцем Робертом Мертоном и др.

Эмиль Дюркгейм (Durkheim), профессор социологии и педагогики в Бордо (с 1896) и Сорбонне (с 1902), основал журнал «L’Année sociologique» (1896).

Дюркгейм является одним из основателей структурно-функционального направления в социологии.71 Durkheim Е. 1) Education et sociologie. Paris, 1922; 2) Sociologie et philosophie.

Paris, 1924; 3) L’e2ducation morale. Paris, 1923; 4) Le socialisme. Paris, 1928; 5) LeCons de sociologie.

Physique des mbrurs et du droit. Paris, 1950; 6) Pragmatisme et sociologie.

Paris, 1955. Он утверждал соответствие каждого социального явления определенной потребности общества. (О разделении общественного труда, 1893).

В противовес «атомистическим» концепциям, общество трактуется Дюркгеймом как реальность особого рода, не сводимая к совокупности индивидов. Одним из первых в социологии он пытался соединить теоретический анализ социальных явлений с эмпирическим. Согласно Дюркгейму, предметом социологии являются «социальные факты», которые обладают двумя отличительными признаками: объективностью (внешним существованием) и принудительностью по отношению к индивидам («Метод социологии», 1899).

К социальным фактам, по Дюркгейму, в частности, относятся внешние по отношению к индивиду образы мыслей, действий и чувств.

При этом ученый исходил из того, что коллективные наклонности не сводятся к наклонностям индивидов, представляют собой нечто иное, чем сумма взглядов отдельных людей.

«Совокупность верований и чувств… образует определенную систему, имеющую свою собственную жизнь, ее можно назвать коллективным или общим сознанием»

.72 Дюркгейм Э.

Этюд о разделении общественного труда (этюд об организации высших обществ). Одесса, 1900. С. 63. Так, по мнению Дюркгейма, общественная мораль всегда строже и бескомпромиссней, чем индивидуальная мораль.

Мораль общества диктует конкретным людям правила поведения.

2. Давая объяснение отклоняющемуся от социальных норм поведению, наибольшее внимание Дюркгейм уделил самоубийствам и убийствам («Самоубийство», 1897). При этом он использовал две научные категории: социальную сплоченность и аномию. Дюркгейм различает два типа социальной сплоченности (солидарности): механический и органический.

Механическая солидарность доминирует в архаических обществах, органическая – в современных. Первый тип основан на сходстве индивидуальных сознаний, целиком поглощаемых коллективным.

С развитием разделения общественного труда механическая солидарность уступает место органической, основанной на разделении функций и индивидуальных различиях. В успешно функционирующем, морально здоровом обществе, по Дюркгейму, всегда велика сплоченность, выраженная в том, что большинство солидарно в идеалах, представлениях о должном и порицаемом.

Периодически при нарушении общественного равновесия, которое может происходить как вследствие экономического бедствия, так и при резком возрастании благосостояния страны, сплоченность между людьми ослабевает, общество дезорганизуется.

Социальная дезорганизация выражается в явлении аномии (anomi).

Этот термин, заимствованный из теологического лексикона, буквально переводится как «безнормативность». Аномия понимается Дюркгеймом как социальный факт, как такое состояние общества, при котором существенно ослабевает сдерживающее действие морали, и общество в течение какого-то времени не способно оказывать ограничивающее воздействие на человека.

Общее состояние дезорганизации, или аномии, усугубляется тем, что страсти менее всего согласны подчиняться дисциплине именно в тот момент, когда это всего нужнее.73 Дюркгейм Э. Самоубийство. СПб., 1912. С. 334. Таким образом, Дюркгейм обнаруживает нормативный по своему характеру феномен – аномию, являющийся, по его мнению, основной причиной преступного поведения.

3. Согласно убеждению Дюркгейма, само существование преступности является нормальным при условии, что она достигает, но не превышает уровня, характерного для общества определенного типа.74 Дюркгейм Э.

Метод социологии. Киев; Харьков, 1899.

С. 72–77.

«Этот уровень, – пишет он, – быть может, не невозможно установить»

.75 Дюркгейм Э.

Норма и патология // Социология преступности. М., 1966. С. 39–40. Последователи Дюркгейма рассматривают явление аномии в двух аспектах: как характеристику общества и как характеристику отдельного человека. Мертон (R. Merton, род. в 1910 г.) дополняет учение Дюркгейма тезисом о том, что причиной аномии может служить противоречие между целями, которые пропагандирует общество, и одобряемыми средствами, которые в нем считаются приемлемыми.

Пропаганде общепринятых в американском обществе целям личного успеха и благосостояния противостоит ограниченность доступа к социально одобренным каналам обретения этого успеха, а именно к образованию, профессии, богатству и статусу. Тем самым для низших слоев общества остается практически только один выход – нарушение правовых норм.76 Merton R.

1) Mass persuasion, 1946 (совм. с М. Fiske and A. Curtis); 2) The focused interview, Glencoe, [1956] (соавтор); 3) Science, technology and society in seventeenth century England. 2 ed., New York, 1970; 4) Social theory and social structure.

New York, 1968; 5) On the shoulders of giants. New York, 1965; 6) On theoretical sociology. London, 1967; 7) Contemporary social problems, ed.

with R. Nisbet, 3 ed., New York, 1971. Положение о целях и средствах считается центральным тезисом Мертона, которым он обогатил теорию социальной дезорганизации.77 Яковлев A. M. Теория криминологии и социальная практика.

М., 1985. С. 221; Кайзер Г. Криминология. М., 1979. С. 199. Хотя данная теория остается одной из наиболее продуктивных в криминологии, рассуждения Дюркгейма, в которых он рассматривает преступность как некую функцию общества, неотъемлемую его часть, осмыслены не до конца.

Она

«не только предполагает наличие путей, открытых для необходимых перемен, но в некоторых случаях прямо подготавливает эти изменения»

.78 Дюркгейм Э.

Норма и патология. С. 42. Дюркгейм развеивает иллюзию, согласно которой возможно ликвидировать преступность, устранить все причины, порождающие преступления. К сожалению, в ряде работ последних лет, в которых использованы категории теории социальной дезорганизации, можно видеть упрощение этой теории, и в частности сведение аномии к психологическому аспекту,79 Кайзер Г.

Криминология. С. 198. игнорирование ее как социального факта.

Вместе с тем нельзя не отметить и конструктивной критики некоторых положений теории социальной дезорганизации, например критики тезиса о том, что преступность – это нормальное явление. Данное высказывание оценивается правовым социологом Ф.

Фильзером (ФРГ) как «парализующий удар», порождающий дегенерацию криминологической мысли.

По его мнению, преступность представляет собой не норму, а социальную болезнь, с которой общество не вправе мириться. В противодействии преступности решающую роль он отводит воссозданию европейских духовных традиций, противопоставляющих материальным потребностям вопросы смысла жизни.80 Fiber F. Die Kriminalitätsvermindernde Perspektive der Menschheitswerte.

Progressive Kriminalsoziologie. Pfaffenweiler, 1996. В последней крупной работе «Элементарные формы религиозной жизни.

Тотемическая система в Австралии» (1912) Дюркгейм на примере верований австралийских аборигенов доказывал социальную обусловленность религии и познания, их роль в поддержании социального единства. § 6. Теория дифференцированной связи1.

Теория дифференцированной связи корнями, по-видимому, уходит в концепцию подражания, созданную французским ученым Габриэлем Тардом (Tarde, 1843–1904). В своих книгах «Законы подражания» и «Философия наказания» Тард, в отличие от биологического подхода раннего Ломброзо, объяснял привыкание к преступному поведению действием психологических механизмов обучения и подражания.

Собственно теория дифференцированной связи сформулирована американцем Эдвином Сатерлендом в книге «Принципы криминологии». Ее методологическую базу составляет социальная психология как наука о малых социальных группах. В ней сделана попытка объяснить механизм усвоения моделей негативного поведения.

Поэтому было бы упрощением трактовать ее просто как теорию «плохой компании», правильнее ее называть теорией культурной трансмиссии.81 Фокс В. Введение в криминологию. С. 105, 109. Теория Сатерленда направлена на объяснение индивидуального систематического преступного поведения.

Касаясь преступности в целом, Сатерленд опирается на теорию социальной дезорганизации. Именно социальная дезорганизация, возникающая в результате социальных процессов мобильности, конкуренции и конфликта, по его мнению, является главной причиной преступного поведения.

Социальная дезорганизация порождает конфликт культур, который ведет к «дифференцированной связи».82 Там же.

С. 107. Согласно данной теории преступления воспроизводятся в обществе в результате связи отдельных людей или групп с моделями преступного поведения. Чем более часты и устойчивы эти связи, тем больше вероятность, что индивид станет преступником.83 Sutherland Е. Я., Cressey D. R. Principles of Criminology.

New York, 1966. P. 81–82. Сатерленд и его последователи отрицают биологическое наследование преступных наклонностей.

Они полагают, что преступному поведению учатся в процессе общения главным образом в группах.

Многое зависит от частоты, продолжительности, очередности и интенсивности контактов. 2. Теория дифференцированной связи высоко оценивается в мировой, и особенно американской, криминологии. Вместе с тем эта теория не лишена недостатков, часть из которых отмечалась в печати.

Едва ли правильно критиковать данную теорию за отсутствие в ней сопоставления преступности с крупномасштабными общественными процессами и противоречиями.

Вопросы связи личности и общества в целом находятся все же за пределами собственно проблемы индивидуального поведения.

В отношении этих вопросов, решением которых Сатерленд специально не занимался, он ссылается на категорию «социальная дезорганизация». В то же время нельзя, конечно, признать, будто все механизмы приобщения человека к совершению преступлений исчерпываются тем, что описано в «Принципах криминологии». Не всегда преступление совершается под влиянием общения в группе.

Иногда это результат идей, почерпнутых из книг, средств массовой информации, иным опосредованным путем. А порой преступление представляет собой реакцию протеста против того, что стало нормой в непосредственном окружении индивида. Основываясь на положениях о дифференцированной связи, никак не объяснить, почему, например, некоторые люди, выросшие среди преступников, никогда не совершают преступлений, и наоборот, отчего иногда преступник выходит из законопослушного, благонравного окружения.

Тезис об обучении преступному поведению не подходит ситуативным преступникам, а также преступникам, выросшим на почве глубоко укоренившейся в их сознании идеи (чаще всего корыстной или политической).

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+